"Чем слабее уголовно - розыскной аппарат, тем чаще агенты его прибегают к провокационным методам" (Зильберштейн Н. Ответственность за дачу взятки при провокации // Вестник советской юстиции. 1925. N 1. С. 18 - 19).
Как сообщает редакция "Преступной России" http://crimerussia.ru/gromkie-dela/vzyatka-pod-prikrytiem-ili-kak-zastavit-sotrudnikov-bep-zakryt-glaza-na-krupnye-khishcheniya/ , в Калманском районном суде Алтайского края подходит к завершению рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего председателя комитета по управлению имуществом администрации Калманского района Бурдина Алексея Сергеевича и главы администрации Зимаревского сельсовета Калманского района Хоружего Владимира Викторовича. Их обвиняют в совершении преступлений предусмотренных ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере группой лиц по предварительному сговору) за то, что они якобы получили через посредников взятку за предоставление земельного участка некому Гейдеману С.В. Еще на стадии предварительного расследования было ясно, что никакой "группы лиц и предварительного сговора" не существует, а подсудимые явно не относятся к субъектам преступления по ст. 290 УК РФ, так как Бурдин не наделен полномочиями распоряжения землями, а выполнял в администрации лишь техническую работы, а полномочия Хоружего совсем далеки от земельных отношений. С первого дня их ареста в июне 2014 года в материалах дела присутствовали их должностные инструкции, но следователям второго отдела СУ СК по Алтайскому краю Сафронову и Лободе совместно с оперуполномоченными УЭБ и ПК ГУ МВД по Алтайскому краю Овсянкину и Воронкову необходимо было "выбить нужные показания" с подследственных. Чем они и занимались почти год, поместив Бурдина и Хоружего в следственный изолятор и создав им нечеловеческие условия для пребывания. Попутно эти лица осуществляли деятельность по оказания давления на родственников подследственных, делали так, чтобы родственников гнобили на работе, чтобы многочисленные малолетние дети обоих подозреваемых остались без средств к существованию. При этом с подследственными проводились "задушевные беседы", предлагалось написать "явку с повинной", признаться в создании ОПГ и фактах вымогательства денег с людей. Были попытки завести попутно дела по ст. 222 УК РФ, путем подбрасывания патронов в дома подследственных, однако это пресекли защитники последних. Прямо и цинично в лицо заявлялось, что если не будет "признания", то следователи и оперативники "договорятся" с судьей чтобы несмотря ни на что было бы назначено наказание в виде длительного лишения свободы, а все нажитое имущество бы конфисковано. Объяснялось это тем, что правоохранителям необходимо на ком-то выполнять "план по коррупции". В ходе судебного разбирательства стало ясно, что поводом для возбуждения уголовного дела стала провокация взятки (за что есть уголовная ответственность) со стороны сотрудников УЭБ и ПК. Для этого оперуполномоченный Ковалев привлек своего друга Гейдемана (бывшего опера судимого за взятку, а сейчас занимающегося незаконными операциями с автомобилями под прикрытием своих друзей-полицейских). Гейдеман, оснащенный видеокамерой, несколько месяцев, с февраля 2014 года, пытался всучить деньги кому-либо из знакомых Хоружего. Эти попытки увенчались успехом, когда 8 апреля 2014 года Гейдеман таки заплатил знакомому Хоружего 50 тысяч за предстоящее оформление участка земли. И только 9 апреля знакомый Хоружего поехал в администрацию района для представления интересов Гейдемана. Однако следователи утверждают, что Хоружий и Бурдин задолго до этого знали о желании Гейдемана получить землю и вымогали деньги с него через знакомых. В суде было прослушано более 20 часов записей телефонных переговоров между обвиняемыми, в которых даже не присутствует намека на то, что они знали о планах Гейдемана ранее 9 апреля и совсем нет даже намека на какой-то корыстный умысел. В суде заслушано 50 свидетелей обвинения, никто из них не подтвердил свою осведомленность о какой-то преступной деятельности подсудимых. Более того, было выявлена масса фактов фальсификации протоколов допросов, о чем заявили сами свидетели, и не несколько человек, а практически все. Большинство свидетелей указало суду на оказание давления со стороны следствия на них во время допросов. Все это фиксировалось протоколом судебного заседания. Прокурор отказался от 9 свидетелей обвинения, видя, что их протоколы написаны как "под копирку", что очередной свидетельствует о фальсификации. Были изучены должностные обязанности обвиняемых, из чего вышло, что следователь преднамеренно и ложно внес несуществующие организационно-распорядительные функции, которые якобы имеют обвиняемые, в текст обвинительного заключения. Приглашенный специалист из краевой администрации также подтвердил об отсутствии полномочий по распоряжению землей у подсудимых. Самое интересное, что доставленный приставами провокатор Гейдеман сам опровергнул все фантазии и домыслы следователя Лободы, заявив, что не считает себя кем-то обманутым и давал деньги не подсудимым, а третьим лицам именно для осуществления процедуры получения в аренду земли, а не за многочисленные действия, нафантазированные следователем. Часть меченых денег перешли к обвиняемых в рамках гражданско-правовых отношений, чем и воспользовались провокаторы-оперативники, выдавая это за цепочку передачи "взятки". В отношении подсудимых была применена немудреная провокация, методы которой уже вошли в примеры в учебниках по криминалистике. Для "страховки и утяжеления", как это обычно делается, к обвиняемым прилепили дополнительные эпизоды. Бурдину вменяется, что он брал систематически взятки с горе-пьяницы Винокурова, который работал межевым инженером. Нет ни одной фиксации таких передач, все основывается лишь на показаниях одного Винокурова, который на суде признался, что его оперативники "пытали и угрожали тюрьмой", что он подписывал какие-то показания в нетрезвом виде. И в суде он не смог повторить даже толики того, что ему "инструктировали" "пытавшие" его доблестные оперуполномоченные, хотя с его же слов, они его сами доставили на суд и подробно объясняли как и что говорить. Сам же Винокуров сказал, что не хочет оговаривать Бурдина, но "так надо", он боится полиции. Ко всему прочему, следователи от бессилия "сочинили" еще один эпизод, выходящий за рамки логики и совести. Оказывается Хоружий с Бурдиным не только "брали с людей взятки", но еще и давали их друг другу!!! Описано, что Хоружий, видимо увлекшись, процессом, дал взятку своему давнему другу Бурдину в виде машины! Хотя на следствии и суде присутствуют все признаки обычных гражданско-правовых отношений. Более того, всеми игнорируется истинная причина появления в 2014 году интереса к обвиняемым у сотрудников УЭБ и ПК. И в показаниях самих подсудимых, и в многочисленных их телефонных переговорах явно слышно, что они неоднократно обращаются в то самое... УЭБ и ПК с заявлением о преступной деятельности бывшего главы Калманского района Тахтарова С.А. и его друга коммерсанта Котяша А.А. выраженной в незаконном присвоение муниципальных квартир и объектов ЖКХ в с. Новороманово (полная информация по ссылке http://barnaul.bezformata.ru/listnews/etom-ne-napishut-v-kraevih-smi/34164776/ ). Но меры ВДРУГ, в виде проведения провокации и ареста, принимаются в отношении самих заявителей. Почему? Секрет прост. В тот орган, куда они обратились, трудится сын Котяша А.А. В связи с чем карательная машина становится на защиту семейного бизнеса, а не на защиту интересов госвласти... Все это из раза в раз повторяется в нашей стране. А "оборотни в погонах" чувствуют себя хозяевами жизни. В итоге по фактам коррупции главы района не возбуждено ни одного дела, а вот тем, кто соизволил попытаться с ней бороться -"обещают" от 7 до 12 лет строгого режима с конфискацией их имущества.
По данным «Преступной России», сотрудникам УБ и ПК ГУ МВД по Алтайскому краю на каждое полугодие скидывается план раскрываемости. Например, один отдел за полтора месяца обязан выявить около 70 тяжких преступлений, из них 45 должны быть в крупном размере, 5-7 банкротств предприятий, до десятка взяток и т.д. При этом штатная численность отдела вместе с начальниками, как правило, 15 человек, из них 9 оперуполномоченных.
Многие ли, зная такие примеры, будут сообщать о реальных коррупционных преступлениях? Думается, что нет. Проще "молчать в тряпочку", пусть грабят те, у кого связи "в погонах". Однако, есть надежда на справедливое правосудие, ведь не все в нашем мире продается и покупается и решается "телефонным правом". Не умирает надежда на объективность и на то, что "оборотни в погонах" будут наказаны без оговорок на пресловутое: "Такова уж у нас система"...
Ссылки по теме: http://crimerussia.ru/gromkie-dela/skolko-rassleduemykh-prestupleniy-trebuetsya-ot-opera-v-mesyats/
Видео по теме: https://www.youtube.com/watch?v=awKUywNLrh4